Georgievskaya lenta UP

Полянский Александр Александрович

 

polyanskiy
Дата рождения  3 февраля 1902
Место рождения  деревня Полянки,
Вологодский уезд,
Вологодская губерния,Российская империя
Дата смерти  5 октября 1951(49 лет)
Место смерти  В море на судне «Кировоград»,похоронен в Архангельске,СССР
Принадлежность  Flag of Russia.svgРоссийская империя
Flag of the Soviet Union.svg СССР
Награды и премии 
Герой Советского Союза
Орден Ленина
Медаль «За оборону Советского Заполярья»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Cтарший радист ледокольного парохода «Георгий Седов» Главсевморпути. Инженер-капитан Северного Морского пути 3-го ранга (1949), Герой Советского Союза (1940).

  

Содержание:

1. Биография

2. Подвиг

3. Награды

4. Память

5. Узнать больше


georg line

1. Биография

Саша родился 21 января (3 февраля по новому стилю) 1902 года в деревне Полянки Вологодской губернии Вологодского уезда Турундаевской волости (ныне Вологодская область). Он был крещен в храме святителя Николая (на Глинках). Происходил он из семьи потомственных ямщиков: предки Саши более двух веков возили жителей Вологды в Ярославль, Москву и другие города. В 1902 году в Вологде начали строить железную дорогу, и отец Саши начал подыскивать себе другую работу.

В 1908 году семья Полянских переехала в Архангельск, где отец стал работать продавцом посудного магазина. Здесь прошли детство и юность Саши. Он окончил 4 класса церковно-приходской школы, а в 1917 году - Островлянскую второклассную учительскую школу. Учась в церковно-приходской школе с 1909-го по 1913 год, Саша летом работал коноводом на выкатке леса. «Рассчитывались за эту работу с моим отцом, - вспоминал впоследствии Александр, - а я от него получал на конфеты».

Детской памяти свойственно сохранять удивительное. Так и 10-летнему Саше «хорошо запомнилось лето 1912 года... У причала Соломбалы, как раз у того места, где я обычно забрасывал свои удочки, стал в ту пору небольшой корабль... «Святой великомученик Фока»...

Рис. 2 b 0f5496f1ead8434829b3c9bcf409314d

Мы, мальчишки, часто бегали к причалу, чтобы посмотреть, как грузят на борт корабля невиданные предметы. Особое удовольствие доставляло нам дразнить огромную свору собак, сидевших на цепи и в клетках на палубе. Собаки отчаянно лаяли... Помню я и офицера с русой бородкой: суетившегося на пристани. Мы знали, что это командир... Это был странный корабль. Все корабли... увозили на себе лес, а на этом были почему-то собаки. Нам сказали, что корабль уходит к полюсу, что полюс находится где-то в море и что на собаках будут ездить по морю, которое около полюса всегда покрыто льдом, как Двина зимой. Все это было, конечно, очень интересно, но рыбная ловля интересовала меня в ту пору несравненно больше, нежели арктические экспедиции...

Смутно помню я и день отплытия «Фоки». Конечно, в ту счастливую пору мне и не могла прийти в голову мысль, что в будущем мне придется самому принять участие в... экспедиции. Еще меньше я думал о том, что корабль, на котором мне придется совершать этот дрейф, будет носить имя того офицера с русой бородкой, который летом 1912 года отправился на «Святом Фоке» к полюсу и нашел на пути свою гибель...».

Получив звание «учителя школы грамоты» Саша поступил на работу конторщиком в Архангельский торговый порт.

В 1920 году добровольцем записался Рабоче-Крестьянский Красный Флот и был зачислен в Школу службы связи Белого моря, которую окончил в 1921 году.

С 1921 по июнь 1937 года – служил радистом на судах торгового морского флота, провёл несколько зимовок, участвовал бортрадистом в разведочных полетах аэропланов и корректировал движение судов.

Первый раз Александр работал за Полярным кругом радистом с августа 1922-го по август 1923 года на радиостанции «Цип-Наволок», служа в Пограничной флотилии ОГПУ, а с конца 1923-го по июль 1925 года в УБЕКО «Север». Здесь его назначили радистом на пять судов, включая всемирно известный географическими открытиями периода Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (1910-1915) «Таймыр».

К июню 1937 года А.А.Полянский освоил все типы аппаратуры, находившейся в ту пору в эксплуатации, и стал первоклассным радиооператором с персональным званием – «снайпер эфира». «Почерк» ключа Полянского был читаем без «переспрашиваний». По этой причине он был назначен старшим радистом ледокольного парохода «Георгий Седов».

Рис. 3 Ледокол Седов

Этот корабль участвовал в поисках участников экспедиции Нобиле, исследовал архипелаг Земля Франца-Иосифа, изучал Карское море, оказывал помощь судам, потерпевшим аварию у берегов Новой Земли и в проливе Вилькицкого. Научной экспедицией к Северной Земле под руководством О. Ю. Шмидта и В. Ю. Визе на «Георгии Седове» были открыты острова Визе, Воронина, Исаченко, полностью опровергнута существовавшая в течение 130 лет легенда о «земле Санникова».

Главными задачами экспедиции «Георгия Седова» 1937 года были научно-исследовательские работы в Карском море и море Лаптевых в районе Новосибирских островов. Программа исследований была уже почти закончена, когда ледокол направили вызволять из ледового плена судна «Садко» и «Малыгин». Но необычайно ранняя зима не позволила «Георгию Седову» выполнить операцию. «Седов» пополнил караван дрейфующих судов.

В ходе высокоширотной экспедиции ледоколы «Садко», «Малыгин» и «Седов» в октябре 1937 года оказались зажатыми дрейфующими льдами. Два ледокола удалось освободить, а «Седов» был оставлен в дрейфе как плавучая научно-исследовательская станция. На борту осталось 15 человек экипажа.

Рис. 4. Сотрудники и товарищи по дрейфу. А. А. Полянский в нижнем ряду, четвертый слева

georg line

2. Подвиг

За время 812-дневного дрейфа судна с октября 1937 года по январь 1940 года в труднейших условиях Арктики во льдах Северного Ледовитого океана радист А.А.Полянский обеспечивал бесперебойную связь с Большой землёй, 4 раза в сутки передавал метеосводки, научные и другие материалы. Им было отправлено радиограмм с общим количеством 756982 слова.

Подбирая команду для сложного длительного дрейфа, капитан «Георгия Седова» Константин Сергеевич Бадигин понимал, что «для дрейфующей зимовки радиосвязь – вопрос жизни и смерти». Вот как вспоминал он об этом позже: «Мы все были заинтересованы в том, чтобы Александр Александрович оставался на корабле. Когда заговорили насчет этого, Полянский задумался, поглаживая отросшую за зиму русую бороду. Потом он взглянул на меня своими ясными, чуть-чуть раскосыми глазами, приоткрыл рот и показал пальцем: – Зубы вот порастерял на зимовках. Девятнадцать зубов вставлять надо… – немного окая, медленно и рассудительно: боюсь, как бы последних не лишиться… Да… А насчет этого – что ж… нельзя бросить ледокол без связи… Душа у меня есть… Не каменный, понимаю…».

Не хватало угля, запасных частей и снаряжения. Хотя продовольствием зимовщики были обеспечены сравнительно неплохо, весьма остро ощущалась нехватка в свежих продуктах. Среди продуктов было свыше тонны масла, больше 1000 банок консервированного молока. При планировании расхода продовольственных запасов они считались с примером нансеновского «Фрама». Книга Нансена «“Фрам” в полярном море» была самой востребованной на корабле.

Известный полярник, арктический радист Э.Т. Кренкель в 1940-м году писал о работе А.А.Полянского:

 

«… успешное завершение беспримерного дрейфа «Седова» во многом зависело от бесперебойной работы рации ледокола… и она блестяще выдержала трудное испытание… Ввиду ограниченного количества горючего связь с материком поддерживалась преимущественно на передатчиках малой мощности… С мая прошлого года радиостанция «Седова» работала в среднем по 11 часов в сутки. В последние дни дрейфа радисты «Седова» передавали и принимали ежедневно по 10 тысяч слов. Это астрономические цифры. Надо быть очень квалифицированным радистом, большим мастером, виртуозом, чтобы в суровых условиях Арктики выдержать такой необычный экзамен».

 

При каждом сжатии «Седова» нужно было спасать запасы продовольствия и снаряжения и оттаивать судно. Личные аварийные запасы хранились на сооруженных базах, оборудованных в аварийном поселке неподалеку. Многие из команды были серьезно больны, но об этом либо не докладывали на берег, либо сильно смягчали ситуацию (вместо брюшного тифа – «грипп»). В статье, написанной уже после окончания дрейфа, Александр Александрович писал: «В дни, когда нам приходилось действительно туго, мы избегали сообщать подробности происшествия и аврала. Мало ли что можно написать сгоряча? Правильная оценка событий может прийти только тогда, когда все будет позади».

В этих тяжелых условиях команда, учитывая, что первой находится в неизведанных широтах Северного Ледовитого океана, взяла на себя повышенные обязательства по научным исследованиям и выполняла их. Участниками экспедиции были проведены важные метеорологические, астрономические, магнитные, гравитационные наблюдения, а также наблюдения за состоянием льда, замеры глубин, взятия проб грунта и многие другие исследования, результатами которых пользуются сегодняшние ученые.

Благодаря огромному опыту А. А. Полянского, все полученные научные данные бесперебойно передавались на материк. Такие черты характера, как: уравновешенность, рассудительность, доброжелательность, уважительное отношение к коллегам и честность способствовали приобретению авторитета и искреннего уважения среди товарищей по дрейфу. Это сплав морского и житейского опыта с добрыми свойствами души породил две формы обращения к нему: «Александр Александрович» и «дядя Саша».

Ценнейшие научные материалы, собранные экипажем, дали новые сведения для гидрологии и гидрографии Центрального арктического бассейна. Ведь севернее 85-й параллели «Георгий Седов» пробыл в два раза дольше, чем станция «Северный полюс-1» во главе с И. Д. Папаниным и в два с половиной раза дольше, чем «Фрам» норвежца Нансена.

Рис. 6

Каждому седовцу – участнику дрейфа – в 1940 году было присвоено звание Героя СССР.

В Кремле, на банкете в честь героев-седовцев, Сталин подозвал присутствовавших в зале детей Полянского - шестилетнюю Зою и пятилетнего Витю - и дал им по яблоку. Узнав, что они не сказали спасибо, родители отправили их поблагодарить вождя. Тогда Сталин протянул им еще и по апельсину. Посмотреть на апельсины, подаренные Зое и Вите самим Сталиным, в дом Полянских долго приходили ребятишки Соломбалы. В 1942 году Мария Алексеевна вместе с детьми на «Каре» отправилась к мужу на остров Белый, где он с апреля 1941 года был начальником полярной станции. Высохшие и растрескавшиеся «апельсины Сталина» остались в Архангельске. По возвращении их не нашли...

После дрейфа «Седова» А.А. Полянский остался работать в Арктике. В апреле 1941 года он был назначен начальником полярной станции на острове Белый (работал там долгих три с половинной военных года). Здесь Полянскому пришлось вспомнить и свою первую специальность - учителя начальной школы. Дочь в Архангельске закончила только первый класс, а сыну осенью еще лишь предстояло начать учебу. Всех жителей на полярной станции огромного острова было с детьми начальника... семь человек. Учил детей отец. Как учил, косвенно можно судить по тому, что сын в декабре 1944 года был принят в Архангельске сразу в третий класс. Оба закончили школу с серебряными медалями. Виктор Александрович окончил затем МВТУ им. Н. Э. Баумана в Москве, а Зоя Александровна после обучения в Архангельском пединституте 35 лет преподавала физику сначала в Заостровской школе, потом школе № 52 в Соломбале.

Рис. 7. А. А. Полянский с детьми

…Только осенью 1944 года на остров Белый прибыла смена.

С 1949 года А.А. Полянский служил начальником полярной станции в Маре-Сале, затем на острове Андрея. 9 сентября 1949 года ему присваивается персональное звание «инженер-капитан Северного Морского пути третьего ранга».

С 20 июля 1951 года он был начальником инспекторской группы полярной станции Амдерма.

Александр Александрович скоропостижно скончался 5 октября 1951 года, на борту судна «Кировоград», которое должно было доставить его к новому месту службы. Причиной смерти стали рак печени и легкого. Сказалась 30-летняя работа на несовершенной аппаратуре (искровых передатчиках), когда организм непрерывно оказывался под воздействием электромагнитного излучения на недопустимо близком расстоянии. Из соратников-седовцев проводить в последний путь смог его только Герой Советского Союза С. Д. Токарев.

А.А. Полянский был похоронен на Соломбальском кладбище в городе Архангельске.

Рис. 8. polynskmog

 

georg line

3. Награды

  • Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля 1940 года за проведение героического дрейфа, выполнение обширной программы исследований в трудных условиях Арктики и проявленное при этом мужество и настойчивость старшему радисту ледокольного парохода «Георгий Седов» Полянскому Александру Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 2627) и медали «Золотая Звезда» (№ 232). Согласно этому же Указу ему была вручена денежная премия в сумме 25000 рублей.

Рис. 11  1331210313

Рис. 12 orden lenina

Награждён медалями, в том числе «За оборону Советского Заполярья» (5.12.1944)

Рис. 13 3515 html 26d5da48

и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (9.05.1945), знаком «Почётный полярник».

Рис. 14.  DSC0989

georg line

4. Память

  • В апреле 1940 года в СССР была выпущена почтовая Марка № 732, посвященная Героям-седовцам. На ней пятнадцать портретов. В правом верхнем углу - Александр Александрович Полянский.

Рис. 9. polar 41

 

  • В 1959 году его именем было названо озеро в Антарктиде (оазис Бангера), открытое Советской Антарктической Экспедицией в 1956 году.

 

georg line

5. Узнать больше

vov

Другие материалы в этой категории: Полякова Екатерина Борисовна »
Яндекс.Метрика